Политический маркетинг: А может, все же через дверь?

 

Отгремело. В глазах не будет рябеть от эклектичной рекламы-пропаганды, под ноги не будут лезть докучливые тинейджеры, втискивая в руки открытки, флажки и прочий партийный хлам, вздохнули с облегчением дворники — выборы-2006 уходят в историческое (не?)бытие.

Остаточный накал политических эмоций еще немного побередит душу украинских граждан, интересно все же: объединятся — не объединятся? Кто? С кем? Где? Когда? Как. Надолго ли? Но и он вскоре стихнет, и общество вернется к повседневности. А какая она? Да мы уж и забыли.

Однако политическим партиям еще предстоит долгая и кропотливая работа над собственными и чужими ошибками, которые будут анализировать как избирательные чемпионы, так и призеры с неудачниками. О политической судьбе и общественной роли последних — неудачников — стоит задуматься прежде всего.

Политическая всеядность и нехватка идеологий

Мартовские выборы доказали: за красивые глаза и щедрые обещания вам никто в Украине свой голос уже не отдаст. Разве что глаза распрекраснейшие или обещания сладчайшие — но тут уж ничего не поделаешь: против харизмы не попрешь. Впрочем, и на базаре ее не купишь, да и на тренингах ею не овладеешь. Оставляя «харизмы-спиритизмы» за скобками, признаем: единственной свободноконвертируемой валютой, за которую партиям следует покупать голоса своих избирателей, является идеология.

Любопытно, что становление политической системы началось в Украине как-то не с той стороны: у нас не идеология развивает партию, а «слепленная» партия-группа пытается «оседлать» идеологию. Впрочем, таковы уж реалии постсоветской жизни: как говорится, «не спрашивай меня, где я заработал свой первый политический миллион».

В любом случае страна обречена на идеологическую структуризацию. Лозунги «Даешь союз с Россией!» или «Даешь союз с Европой!» могут эксплуатироваться только во времена переходного периода. В Украине же они неустанно будут скатываться на политический маргинес.

Не «с кем?», а «как?» развивать наше государство — вот где сердцевина партийной идеологии. Сейчас же, наоборот, украинские политики не формируют и не отстаивают ни единой выразительной идеологии, но, повинуясь всесильным технологам-гуру, выстреливают приглаженные лозунги в зависимости от контекста ситуации: для народа они выступают в образе Робин Гуда, для бизнеса — надежными лоббистами. На Западе — о ЕС, на Востоке — о ЕЭП: эдакий политический шампунь два в одном.

Стремление получить голоса избирателей — вещь вполне понятная, однако народ наш уже настолько натренирован политическими баталиями, что одними только лозунгами эту крепость не возьмешь. А чтобы взять ее, нужно совершить одно действие (за это украинским политикам может изрядно достаться от их маркетинговых консультантов), а именно — начать работать, и не просто соблюдая проформу, а на совесть.

Доверие и авторитет приобретает только тот, кто предпринимает действенные шаги по развитию собственного политического облика. Без шумного промоушена, без громкого сотрясения воздуха — полушаг за полушагом, проект за проектом.

Кабы знал,

где упадешь, соломки бы подстелил

В 2006 году с политической авансцены уходит целый эшелон первоклассных лидеров — людей, десятилетиями формировавших и годами представлявших политическое лицо государства. Некоторые из них, возможно, уйдут в политическое забвение, некоторые министром запрыгнут в последний вагон управленческого поезда, но большинство будет вынуждено провести ревизию собственных электоральных достижений и разработать стратегию дальнейшего активного существования на небосводе властного олимпа Украины.

Каждый, кто получил в 2006-м политическую тыкву, должен забыть о привычных «халявных» дивидендах, которые выплывали из распоряжения государственным бюджетом и имели форму нарочитого гарцевания перед телекамерами по случаю «царского» выделения средств на латание сельской школы, больницы или дороги.

Важная и, возможно, единственная ниша, которую они смогут занять уже сейчас, чтобы позднее успешно конвертировать ее в политические дивиденды на выборах-2011 (дай Бог дожить), — это активный труд в общественной сфере.

Первым золотым правилом общественной деятельности является хрестоматийное: нельзя все сделать приоритетом! Именно его игнорированием, между прочим, грешило большинство украинских политических тыквоносителей: и нашим — и вашим, и чужим — и своим, и в процессе — и над процессом. Такая стратегия оправдана лишь при избирательных системах, когда электорат имеет право избирать не одну, а несколько политических симпатий: представьте на мгновение, что каждый украинец мог бы проголосовать, например, за три избирательных блока в пропорции голосов три—два—один.

При таком политическом пасьянсе электоральная констелляция имела бы вовсе не такой вид, как при системе «либо пан, либо пропал», — она бы полностью оправдала инвестиции политических сил, которые пытались «светиться» где только можно. Пропуск на Грушевского, 4, получил бы и Блок Литвина, и «Віче», и Костенко с Плющом, и «Пора» с ПРП, и, безусловно, Витренко с вечным генератором.

Но это было бы, «если бы». А поскольку история не признает условного наклонения, а все мы мудры обычно только задним числом, стоит политическим аутсайдерам и неудачникам (а это разные вещи) прекратить бутафории с пересчетом голосов и определять нишу для дальнейшей общественной деятельности — вот где уместным будет «перековать мечи на орала».

Миф о трех ветвях власти

Как известно, чтобы спрятать вещь, ее нужно положить на видном месте. Точно так же и с идеей: хочешь свести ее к клише — преврати ее в лозунг. Сколько пустых лозунгов уже стало могильниками замечательных идей, а сколько еще станет: «Бандитам тюрми!», «Не зрадь Майдан!», «Справедливість є!» — разве все сосчитаешь!

Идеи нужно лелеять, ведь они тонкие материи! Как трудно не почувствовать плесень безвкусицы при виде облезлого придорожного билборда «Україно — ти моя молитва!», так же нелегко сохранить интимно-хрупкую чистоту любой ценности при ее тиражировании и бездумном повторении.

Одной из таких ценностей, которую пересластили постсоветские мы с вами своим бездумным и не к месту повторением, является идея демократии. На самом деле она не сводится ни к равенству и регулярности выборов, ни к возможности быть представленным во власти благодаря «доброму дяде».

Суть демократии — в возможности общества (то есть нашей с вами возможности) определять собственные приоритеты, действовать в соответствии с этим выбором и требовать от государства активной поддержки.

Именно политические тыквоносители выборов-2006 могут и должны стать активными общественными институтами, которым следует сосредоточиться на генерировании, развитии и распространении определенных идей и ценностей в обществе — но, опять же, не как избирательных проектов, а как добросовестной ежедневной инициативы.

Ниш для занятия даже эксклюзивной позиции общество предлагает великое множество: от вечно глобальных вопросов развития прав человека, охраны окружающей среды, гендерных студий, зеленого туризма или сельского образования до борьбы с алкоголизмом или защиты прав животных. Хватит всем.

Примером добросовестного и (очевидно) искреннего эксплуатирования и развития идей добропорядочности являются результаты выборов городского головы столицы. Их победитель, в отличие от всех оппонентов, действовал, а не шумел. Как действовал — вопрос не к месту. Есть результат, поскольку есть доверие. А доверие даже у нищего не купишь за тарелку борща, если речь идет о технологических шагах. Украинцы — народ уже столько раз обманутый, что дуют на холодное и узнают хитрость интуитивно.

От того, насколько тонко почувствуют требования жизни и общества лидеры партий, не попавших в Верховную Раду, зависит их собственное политическое будущее, и также наше с вами. Ведь умелое управление и мощные ресурсы, которые могут быть выделены на решение общественных проблем недавним политическим истеблишментом, станут важным фактором в развитии общественных институтов. Тогда и на выборы можно идти, опираясь на четкие приоритеты, а не только на пустые лозунги и технологии.

 



  • На главную